недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Город

«Дайте почитать»: прогулка по центру города с поэтессой Машей Штольц

6 557
«Дайте почитать»: прогулка по центру города с поэтессой Машей Штольц
Рифмы, ритмы и музыкальные стихи

Маша Штольц — новосибирская поэтесса. Она организовала проект «Декадент», победила в битве «Шоу поэтов». Ее часто можно встретить на выступлениях в местных барах и на открытых пространствах города. Сегодня Штольц — яркий представитель поэтической тусовки Новосибирска. Мы прогулялись с Машей по знаковым для ее творчества местам и обсудили, насколько необходимы поэтические конкурсы, где обитает богема Новосибирска и как британский рок может изменить человека. 

Сквер-первооткрыватель

Я родилась и выросла в Новосибирске. У нас в школе был литературный кружок. Там я и читала свои первые стихи. Наша учительница Надежда Юрьевна Дмитриева помогала находить рифмы, фантазировать. Мне кажется, нереально научить человека писать стихи, потому что по большей части он будет просто шаблонно и яростно копировать тех, кого читает. Но в человеке можно развить фантазию, воображение, увеличить словарный запас.

Впервые со стихами, правда, не своими, я выступила в Первомайском сквере. Тут проходил небольшой поэтический слэм, мне хотелось прочитать, но свое я не рискнула. Однако так получилось, что потом мне написали ребята, которые видели то мое выступление, и позвали меня почитать стихи на Ночи музеев. Тоже, конечно же, не свои. И я согласилась. Так я получила свою первую зарплату — 500 рублей (смеется). 

Если говорить о значимых для меня местах в городе, то я бы назвала еще антикафе Times. Раньше оно было на Студенческой, но сейчас я даже не знаю, что на этом месте располагается. В том антикафе проходил мой первый сольный поэтический вечер — 25 сентября 2014-го года.

Проблемы маленьких людей

В детстве я обожала Есенина и копировала его немножко. А еще большое влияние  на меня имела Полозкова. Когда я была школьницей, поэзия в сети только развивалась, и Вера была первой.

Я иногда читаю то, что писала классе в десятом. Там есть неплохие стихотворения, но что это за страдания? Почти все стихи про это. И я думаю, что у меня не было столько проблем, почему стихи такие? 

Эпохальным периодом в моей жизни было время знакомства с творчеством британской группы Arctic Monkeys. Когда я их услышала в 2013-м году, во мне просто что-то переключилось. Я полгода с этим пожила, а потом влипла конкретно. Я начала слушать британский рок, и у меня пошли стихи от мужского лица. Тогда я стала выступать в мужских костюмах, рубашках, пиджаках и шляпах.

Сейчас понимаю, что это была некая броня — если ты выйдешь в платье, тебе просто скажут: «Здорово. Иди домой». А здесь ты выходишь на сцену уже с претензией. Года два я так себя вела. А потом опять что-то случилось… И я поняла, что броня мне больше не нужна, просто не хочется из себя что-то изображать. 

Думаю, это связано как раз с Arctic Monkeys — моя поэзия очень музыкальная. Мне периодически кто-нибудь кидает аудиозаписи во «Вконтакте» — накладывает музыку на мои стихи

Я и сама раньше часто выступала с музыкальным сопровождением. Потом у нас с друзьями был маленький бэнд, ребята играли на гитаре, саксофоне. Я практически не читала без музыки. На каждое стихотворение мы либо придумывали мелодию, либо каверили что-то. Думаю,  дело еще в том, что мне всегда хотелось петь, но я этого не умею. И я решила делать, что могу, — читать стихи. 

Мы выступали в разных антикафе, на квартирниках. Я соглашалась почитать везде, главное, почитать. А потом я начала работать в «Этаже» (культурный центр на улице Ленина — Ред.) и делать концерты стало проще. 

В свое время, года 4 назад, случился бум открытых пространств. Именно тогда в Новосибирске появился «Этаж». Все были в шоке. Все стильно, интересно и бесплатно. И столько событий в одном месте. Потом появляется «Крыша», которую мы делали из подручных средств. Мы прямо писали в соцсетях: «Ребята, нам нужны старые пластинки. Есть? Принесите!» Помню, когда я там работала, на «Крышу» часто приходили школьники. Они часов с четырех до десяти вечера там сидели, что-то делали, пили бесплатный чай. Им никто не мешал.

Библиотеки и «Дом да Винчи» 

С библиотеками у меня тоже многое связано. Ребенком я была записана в библиотеку имени Горького. На каникулах часто приходила туда, читала книжки. 

Когда стала писать стихи, в библиотеки приходила уже на поэтические конкурсы. В Юношеской проходило «Сверхновое чудо». Этот конкурс замотивировал меня создать свое сообщество в интернете. Как-то после выступления здесь мне посоветовали пойти и поучиться писать стихи.

Я пришла домой злая, создала свою группу во «ВКонтакте» и выложила туда несколько стихотворений. Это сообщество я веду до сих пор, там уже 3000 «живых» людей. Они все сами пришли, без рекламы. Я так рада, что тогда создала эту группу — сейчас могу по дате отследить, что и при каких обстоятельствах я писала.

Потом в этом конкурсе я занимала какие-то места, брала даже приз зрительских симпатий. Для меня такие награды важнее, конечно. Зрителя же не обманешь. 

Следом начались выступления в областной библиотеке. Тогда для меня все было волнительно, эти конкурсы были мне важны. Думаю, через это нужно пройти всем новичкам.

Я перестала  участвовать в таких мероприятиях, когда закончила вуз — зачем мне соревноваться со студентами? У меня просто были ситуации: вот выхожу я, мне 22 года, и следом выходит человек, не буду называть имя, ему за «сорокет». Ты думаешь: «Дядя, зачем ты сюда пришел?» (Смеется). Надо же знать свое время, мне кажется, и вовремя уходить.

Рядом с Областной библиотекой есть арт-платформа «Дом да Винчи» — это такое арт-пространство и читальный зал одновременно. Недавно я устраивала тут поэтический вечер. 

Аудитория здесь кардинально отличается. Я в основном выступаю на концертных площадках или в барах: там люди под алкоголем, они уже веселые, расположены слушать, есть галдеж, нет пристального внимания. А здесь… библиотека, тишина, никакой музыки. Они ждут, пока ты выйдешь, и молчат. Я говорю: «Давайте мы с вами будем общаться? Не просто слушать».

Про «Дом Да Винчи» я узнала зимой. Здесь можно не только книжки почитать, но и посидеть в кофейне. Все современно, стильно. Но про это место мало кто знает. Возможно, проблема в отсутствии рекламы. Но заведение находится в центре города… Для студентов просто рай. У нас такого не было. 

Думаю, сегодня библиотеки могут оставаться актуальными, если в них будут проходить разные мероприятия. В противном случае люди вряд ли будут часто туда приходить. Сейчас ведь очень многие пользуются электронными книгами. Хотя мне, например, удобнее читать с бумаги — к чтению с электронных носителей я так и не привыкла. 

Поэзийное судейство

Иногда мне пишут: «Привет, у тебя крутые стихи. Я вот тоже пишу. Почитай». Ты читаешь и видишь — ну не очень. А что я скажу? Если правду, то обидится человек. И я просто ничего не отвечаю.

Здесь, в Новосибирске, уже много всего сделано и прочитано, хочется развиваться дальше. Я была в Питере, читала, общалась в литературных тусовках — там больше размах, больше мест для тех же выступлений

Как-то раз меня на отборочный тур «Попробуй прочесть» (поэтический проект новосибирского автора Дианы Фледан — Ред.) Диана позвала в жюри. Еще однажды Татьяна Парцвания (поэт и руководитель новосибирского литературного клуба «Сияние» — Ред.) звала меня судить поэтический баттл. Но я сильно не люблю это все. Это такая духота. Показывать свою экспертность… Вообще, конкурс поэзии — это так странно. Все же чувствуют по-разному, как это можно оценивать? Это все так субъективно. 

Место для декаданса 

Если бы у меня спросили, какое место обязательно надо посетить в Новосибирске, я бы сказала «Рукс». Я сюда обычно хожу не с друзьями выпить, для меня «Рукс» — это концерты или какие-то поэтические вещи. 

В 2019-м году мне внезапно захотелось поехать в Оренбург, у меня там подруга живет. Я приехала, попала на проект «Декадент». Есть такой чувак — Влад Фельдман, он его создатель. И вот я вернулась в Новосибирск, и вдруг Влад пишет  мне с предложением сделать «Декадент» в Новосибирске. Мне идея понравилась, я начала проводить встречи в «Руксе».

В чем там суть: люди приходят, читают свою прозу или поэзию, а аудитория оценивает. Причем оценивает по-всякому: жестко, с матами, тебе могут сказать: «Пошел со сцены». Все пьяно, хмельно и весело, люди раскрепощаются. В какой-то момент это стало очень грубо, тормозов у людей нет. Мне такое поднадоело, я ушла из проекта. 

Убежище творческих людей

«Бродячая собака» очень странная, в ней тысячу лет никто не делал ремонт, она остается в своем ритме, там тусуются одни и те же люди. Это место рассматривается даже больше не как концертная площадка, а как отдельное богемное убежище для творческих людей.  

Был период, когда я тут выступала. Раньше в «Собаке» часто проходили слэмы. Здесь классный свет, в гримерках бардак, все стены исписаны. Антураж. Мне кажется, такие места не надо ремонтировать. Они просто должны сами по себе жить. Потому что если их привести в нормальное состояние, вся их суть исчезнет. 

Про поэтов и людей

Я бы хотела живьем посмотреть, как читает Евтушенко. Он же вообще гигант. Мне очень жаль, что этого уже никогда не произойдет. Еще, если бы у меня была машина времени, я бы сходила послушать шестидесятников, в те именно времена, когда они полные аудитории собирали.

В чтении со сцены важен зрительный контакт, и не имеет значения, сколько людей перед тобой. Важно то, что ты с ними общаешься. Людей это завораживает. За все время, что я выступаю, еще никто из зрителей не отводил взгляда, когда понимал, что я смотрю именно на него. 

Здесь, в Новосибирске, уже много всего сделано и прочитано, хочется развиваться дальше. Я была в Питере, читала, общалась в литературных тусовках — там больше размах, больше мест для тех же выступлений. 

Есть такой поэт Алексей Никонов, он известен в Петербурге. Мне нравятся его стихи. Когда я участвовала там в поэтическом баттле и прошла во второй тур, одним из членов жюри был он. И ты с ним можешь поговорить, обсудить стихи. У нас нет таких величин. Есть, конечно, местные поэты, но масштаб не тот. Просто хочется дальше, хочется больше — и это нормально. Думаю, ненормально, если ты всем доволен и тебе, наоборот, ничего не хочется. 

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакцияeditorial@cian.ru